Общество. 16 мая, 11:00
Взять займ для "деточки" и остаться без жилья, или как мошенники "разводят" краснодарцев. Фото: Мария Оленникова

Взять займ для «деточки» и остаться без жилья, или как мошенники «разводят» краснодарцев

Правовая безграмотность, доверчивость и невнимательность подвели пенсионерку из кубанской столицы

16 мая, KrasnodarMedia. Взяв займ на развитие бизнеса сына, краснодарская пенсионерка Людмила Гужба и не думала, что в итоге лишится единственного жилья. Вместо документов о займе пожилая женщина "не глядя" подписала договор купли-продажи своей квартиры за четыре миллиона рублей. Пенсионерку выселили из квартиры и теперь она вынуждена снимать жилье. Краснодарка пытается добиться справедливости, объясняя в различных инстанциях, что никаких четырех миллионов она не получала, и саму квартиру продавать не собиралась. Историю жительницы кубанской столицы, с ее слов, ставшей жертвой мошенников, выяснял корреспондент издания "Аргументы Недели Кубань" Иван Прытыка, сообщает ИА KrasnodarMedia.

"Кручу-верчу — запутать хочу

Старую квартиру в Краснодаре пенсионерка продала за четыре миллиона рублей! Единственное но: она не знала об этом.

Частная и личная собственность неприкосновенны. Этот принцип мы усвоили крепко и свято верим, что у нас никто не заберет квартиру, машину, дачу. Но реальность богата примерами, когда человек в одночасье лишался всего нажитого, потому что привык верить людям. И эта ситуация, к сожалению, довольно типична: недвижимость, доверчивая пенсионерка — идеальная комбинация.

Людмила Гужба родилась в Краснодаре в сентябре 1942 года, в самом начале оккупации столицы Кубани немецко-фашистскими войсками. Квартира пятнадцать в доме на улице Фрунзе, 138,— 42 квадратных метра с удобствами на улице — была для семьи настоящим родовым гнездом. Здесь прошло детство, юность, молодость. Жили дружно, как в песне: "Милый дом, где рождение справляют и навеки провожают всем двором".

Людмила вышла замуж. Родила, вырастила сына и дочь. Отработала 37 лет на производстве, ушла на пенсию и планировала доживать век вместе с мужем Леонидом Васильевичем в своем гнездышке. Но в ноябре

2014 года супруг умер. Людмила Андреевна, прожившая со своим мужем 47 лет, тяжело переживала утрату, да и теперь не может спокойно рассказывать о прошлой жизни.

Дети давно стали самостоятельными и жили отдельно, хотя сын Эдуард был прописан в доме матери. Мужчина занимался кролиководством — имел под Краснодаром небольшую ферму. Дела его шли неплохо, и встал вопрос о расширении производства. Расчеты показали, что для совершения скачка в развитии необходимо полтора миллиона рублей. Но где их взять? Банки не проявляли интереса. Других источников не было, и тогда Эдуарду посоветовали найти инвестора.

Интернет — великий коммуникатор. Очень быстро на предложение поучаствовать в бизнесе откликнулся некий гражданин К. Однако он не хотел становиться компаньоном, а предлагал заем под проценты — пять в месяц. Получается шестьдесят процентов годовых. Оставим в стороне бизнес-талант хозяина фермы, а сосредоточимся на дополнительных условиях. Так вот, полтора миллиона выдавались на год и под залог. Кредитора не интересовала ферма, и тогда в качестве гарантии проявилась квартира на улице Фрунзе, 138/15.

Какая мать не хочет добра сыну? Естественно, Людмила согласилась помочь, тем более приехавший осмотреть недвижимость кредитор и его жена, как он ее представил, очень понравились пенсионерке: обходительные, улыбаются, беседуют.

Обо всём договорились и составили расписку. Без нотариуса — на доверии. Притом оригинал забрал себе кредитор, а Эдуарду досталась ксерокопия. Почему не оформили через нотариуса или хотя бы не написали долговое письмо в двух экземплярах? Ответ: правовая безграмотность одних и обаяние других.

— Через несколько дней мне позвонила жена К.,— рассказывает Людмила Гужба. — Это потом я узнала, что они в разводе, но фамилия-то одна, и никаких подозрений у меня не было. К. сказала, что для окончательного оформления займа надо его зарегистрировать в МФЦ. Договорились встретиться в "Красной Площади". Я приехала, привезла все документы. К. шутила, мы беседовали, а потом она попросила, чтобы в договоре мы поставили не полтора миллиона, а четыре: "Это для налоговой, расписку же мы составили на полтора. Вам это ничего не будет стоить. Ну, выручите, пожалуйста. Не обману же я вас!" А я в таком состоянии находилась после смерти мужа, что ничего не понимала.

В МФЦ Людмила Андреевна отдала все документы на квартиру и паспорт оператору для оформления займа. Та сказала ей, что всё будет готово через полчаса, а пока, мол, погуляйте. Пенсионерка пошла осматривать витрины торгово-развлекательного центра. К. осталась с оператором.

В назначенное время Людмила Гужба вернулась в МФЦ. Документы были готовы. Она подписала их не глядя. С К. они расстались почти подругами.

А через три месяца Людмиле Андреевне принесли повестку в суд. Оказалось, что вместо документов о займе она подписала договор купли-продажи своей квартиры за четыре миллиона рублей. И теперь ей необходимо, что называется, освободить помещение.

— Я не поверила сразу, что такое может быть со мной. Какие миллионы? Мой сын действительно получил полтора миллиона в долг, но причем тут я? И квартиру, получается, я "продала" не тому, кто деньги занял сыну на бизнес, а его бывшей жене. Поэтому пошла в суд с твердой уверенностью, что произошла какая-то ошибка. А там мне договор показывают: "Ваша подпись?" Конечно, моя. Но ведь я за заем расписывалась, а не продавала единственное жилье. Потом были еще заседания. Процесс затянулся на несколько месяцев. Но в итоге летом 2017-го меня выселили. Теперь живу на съемной квартире. Плачу шесть тысяч рублей в месяц, а пенсия тринадцать пятьсот. Вот так и осталась ни с чем,— плачет Людмила Андреевна.

Тем не менее женщина не оставляет попыток доказать, что ее обманули. Она обращалась в Следственное управление СК РФ по Краснодарскому краю. Писала заявления в полицию, но уголовное дело так и не возбуждено. И это вызывает определенное недоумение. Почему не проверить сам факт получения четырех миллионов? Если деньги переводились на банковский счет Людмилы Гужбы, выяснить это не представляет труда. Оплачивали наличными — должна же быть хоть какая-то расписка в получении столь значительной суммы. Но этих документов нет. Да, имеется договор купли-продажи, где указано, что Людмила Андреевна получила четыре миллиона до подписания этого документа. И пенсионерка Гужба не отрицает сам факт подписи, но где деньги? Где те самые миллионы? Но такими поисками должны все-таки заниматься не журналисты, а следователи.

— Даже в самом страшном сне мне не могло привидеться, что буду доживать на съемной квартире. Я уже тысячи раз себе кляла за доверчивость, но что толку. Жила по совести, людям старалась помочь, вот и получила. Я знаю, что этот самый К. сейчас находится в федеральном розыске за какие-то мошенничества, но не по моему делу. А его бывшая жена живет себе спокойно, и нет на нее управы. Я, конечно, буду и дальше стучать во все двери, чтобы доказать обман, но сил уже нет. Неужели никто не может защитить правду? — спрашивает инвалид второй группы Людмила Гужба.

На протяжении долгих лет у нас говорят о внимании к пенсионерам. Эти люди по полжизни отработали на заводах, в школах, на стройках. Они прошли через такие лишения, что их ничем не испугать. Но стариков очень легко потерять: иногда для это достаточно просто не услышать их крик о помощи", — сообщают "Аргументы Недели Кубань".

Это новости Краснодара и Краснодарского края.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

За 2 млн руб вместо квартиры купил воздух у мошенницы житель Кубани

Охота на "лоха" — способы обмана риэлторов при продаже жилья на Кубани растут и множатся

Житель Кубани прикарманил 5,8 млн рублей от продажи жилья неблагополучных граждан

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia