Русская феня с еврейскими корнями. Фото: Марина Померанцева

Русская феня с еврейскими корнями: кубанцы даже не подозревают, на каком языке их матерят

Ненормативная лексика глазами биробиджанского художника - художник и журналист Владислав Цап о природе и особенностях жаргонной речи

Журналист газеты "Биробиджанер Штерн" и известный в Биробиджане художник Владислав Цап провел небольшое исследование, в котором попробовал разобраться в происхождении и употреблении ненормативной лексики в повседневной жизни. По его мнению, русская феня имеет еврейские корни, а понятие "сленг" включает в себя профессионализмы, молодежный язык и армейский жаргон, сообщает ИА KrasnodarMedia.

Владислав Цап

Владислав Цап. Фото: Олег Черномаз, газета Биробиджанер Штерн

Ненормативная лексика — лексика, не унормированная в литературном языке. Включает диалектизмы, жаргонизмы, варваризмы, неправильные и выдуманные слова (авторские неологизмы) и обсценную лексику, но не ограничивается ими.

Где-то мат, возможно, воспринимается как нечто несущественное, но для России, где матом не просто ругаются – на нем говорят, Международный день борьбы с ненормативной лексикой имеет не последнее значение.

Разумеется, на страницах газеты я не смогу себе позволить привести слова из этой самой ненормативной лексики, а предлагаю поговорить о жаргоне. Это французское слово имело поначалу явный криминальный оттенок, а появившееся много позже английское слово сленг заметно расширило это понятие. К сленгу стали относить и профессионализмы, и молодежный язык, и армейский жаргон…

Русская феня с еврейскими корнями: Ненормативная лексика глазами биробиджанского художника

Русская феня с еврейскими корнями: Ненормативная лексика глазами биробиджанского художника. Фото: ИА ЕАОmedia

Ненормативная лексика – это не только мат, иногда к ней относятся и жаргонные слова – к примеру, из уголовного сленга.

Еврейский след фени

Не все знают, что основная часть тюремного жаргона (фени) произошла из еврейского языка. До революции евреи составляли большую часть уголовного мира города Одессы. Находясь в тюрьмах, они общались между собой на идише или иврите, чтобы охрана или полицейские их не поняли. Искаженные слова из еврейских языков стали применять все сидельцы в российских тюрьмах.

Фраер, блатной, шухер, урка, атас – эти и многие другие слова имеют еврейские корни. К примеру, шмон – от ивритского слова "шмонэ", что переводится как восемь. Именно в это время в тюрьмах устраивали обыски. Слово сидор (мешок) произошло от "седер" (порядок), а месер (нож) имеет то же самое значение в языке идиш.

В СССР словари криминального жаргона выпускались только для служебного пользования, а в 1990-е годы их стали печатать массовыми тиражами, пока не запретили.

Как зарезали Кацельсона

Сленг бывает молодежный, армейский, студенческий, профессиональный. К примеру, канистра в среде моряков означает танкер, весло у музыканта – электрогитару, горчичник у футболистов – желтая карточка, а телевизионщики массовку в студии называют гоблинами.

Забавный сленг у медицинских работников – представителей этой профессии всегда отличало чувство юмора. К примеру, валежником они называют палату для лежачих больных, парашютистом – получившего травму при падении, а НЛО – это больной в коме, "неподвижный лежачий объект".

Свой сленг есть и у журналистов. Чердак – это статья в верхней части страницы, подвал – в нижней, шапка – крупный заголовочный комплекс.

Вот какой случай о поездке двух журналистов в такси рассказала мне коллега.

– Может, зря я Кацельсона зарезал? – обращается солидный пассажир к другому.

– Правильно сделал, что зарезал. Иванова тоже порезать бы не мешало, – отвечает тот.

Таксист подъезжает к милиции и с криком: "У меня в такси убийцы!" – выскакивает из машины.

А подвозил он редактора газеты и его зама. Разговор у них шел о снятом с номера газетном материале.

Жил в Биробиджане самодеятельный художник и писатель Владимир Бадиков. Однажды в нашей газете был опубликован один из его рассказов. В нем был эпизод, в котором пасечник распекал сельского парнишку за его длинные волосы: "Ходишь с прической "я у мамы дурочка". После выхода газеты в редакцию прибежал возмущенный автор и сразу к Нине Филипкиной, которая правила его рассказ:

– Вы все испортили. У меня в подлиннике пасечник говорит: "Ходишь с длинными патлами, как шлюха". Зачем вы исправили?

– Вовочка, мы же не можем в газету такие слова помещать. Ты еще матерные выражения добавь.

– И добавлю! Мужики так говорят. Надо отображать правду жизни.

Порция бацилл на обед

Одни сленговые слова навсегда вписываются в русский язык, а другие живут недолго. В конце 1970-х годов, когда я проходил срочную службу в Советской армии, в нашем обиходе были такие слова: фазан – солдат, отслуживший один год, очколов – неравнодушный к поощрениям, бацилла – мясо в пайке, прикидываться вещмешком – увиливать от работы… Современному солдату эти слова вряд ли будут понятны.

В 1990-е годы появились такие выражения, как челноки, кирпичи, помогайки. Биробиджанцам не надо объяснять, что они означают – многие сами побывали в этих ролях.

Нелепо выглядит человек из другой среды, говорящий на жаргоне. Однажды моя родственница сидела во дворе с подружками. Подошла к ним мама одной из девочек, поговорила с дочерью. "Ну, я почапала", – сказала женщина и пошла по своим делам. Девочки прыснули со смеху. Взрослый человек, пытающийся разговаривать с подростками на их языке (к тому же устаревшем), не всегда им понятен.

Как и взрослому не всегда понятен подростковый сленг. В одном из выпусков детского киножурнала "Ералаш" Спартак Мишулин в образе взрослого дяди спрашивает у соседского мальчишки, как его дела. Тот отвечает: "О, классно! Сейчас один фитиль такое отчебучил! Подскакивает к шкету и говорит: "Дай велик погонять". Сел и почесал"... Ну и так далее.

Спартак Мишулин в ответ прочитал отрывок из Гоголя на языке этого мальчика: "Классный Днепр при клевой погоде, когда, кочевряжась и выпендриваясь, пилит сквозь леса и горы клевые воды свои…"

Дать пачек за адиета

И у нас в Биробиджане употреблялись свои местные слова и выражения. Раньше на улицах города звучала русская, еврейская и украинская речь. Из уст многих русских вылетали еврейские слова, в речи слышались еврейские интонации, а сами евреи с удовольствием ругались по-русски. Некоторые слова и выражения стали истинно биробиджанскими. Валерий Гуревич составил краткий словарь сленга Биробиджана 1960-70 годов.

Вот несколько слов из этого словаря: "Адиет" – идиот, "Бекицер" – скоренько, быстро, "Брать в голову" – переживать, "Бродвей" – участок ул. Октябрьской, "Геморрой" – неудача, морока, "Голый вассер" – это бесполезно, "Дать пачек" – побить, "Дупель пусто" – полный ноль, "Иметь за счастье" – пользоваться малым, "Мансы" – сплетни, "Мишпуха" – родня, "Мишигинер" – слегка сумасшедший, "Обозник" – житель поселка Дальсельмаш, "Оцым-поцым" – некстати, вдруг, "Шикер" – пьяница, "Шлимазл" – неудачник, недотепа.

А вам знакомы эти слова?

О мате не в формате

Или как в России пытались искоренить сквернословие.

В русском языке насчитывается всего лишь около ста матерных слов. Но активно используется двадцать-тридцать. Принято считать, что по числу матов русскому языку нет равных. На самом деле мы занимаем по этому показателю лишь третье место. Пальму первенства держит английский язык, на втором месте – голландский. Намного чаще, чем матерные слова, употребляются их заменители – блин, елки-палки, япона мать и другие более мягкие выражения. Мат на Руси появился во времена язычества. В "Повести временных лет" об этом сказано так: "А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах…". С принятием христианства сквернословие стало считаться тяжким грехом и приравнивалось к нарушению заповедей: "Не убий", "Не прелюбодействуй!" и других. Сквернословие не раз запрещалось царскими указами. Первый такой указ появился при Иване Грозном, где говорилось, чтобы православные христиане "матерно бы не лаялись, и отцом и матерью скверными речами друг друга не упрекали, и всякими б неподобными речами скверными друг друга не укоряли". При царе Алексее Михайловиче за сквернословие ввели телесное наказание розгами.

Сейчас сквернословие в России по юридическим законам рассматривается как нарушение общественного порядка, оскорбление личности.

Предусмотрены меры наказания за брань в общественных местах – ее рассматривают как мелкое хулиганство. Матерщиннику грозит штраф от 500 до 1000 рублей, либо 15 суток ареста. В некоторых регионах России штрафы за употребление мата в общественных местах ужесточили. В Белгороде благодаря тройному увеличению штрафных санкций за три месяца пополнили городской бюджет на полмиллиона рублей. По статистике 17 процентов россиян борются при помощи мата со стрессом, 5 процентов добавляют мат для "яркости речи", а один процент считает, что материться можно в любых жизненных обстоятельствах. И только 29 процентов россиян вообще не употребляют матерные слова.

По мнению большинства опрошенных жителей России, искоренить маты не помогут ни штрафы, ни агитации, ни указы. Главное – воспитание и внутренняя культура.

3.03.2017

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia